11
Jan
2017
okno

Аазину. Куда он уплыл?

Большая часть недельной главы Аазину («Внимайте») представляет собой гимн в виде «исторического обзора» от начала истории еврейского народа и до конца, от «помни дни древности» до «и искупит землю свою и народ свой».

Мудрецы говорят: «велика эта песнь, так как в ней есть настоящее и в ней есть прошлое и будущее; и мир этот, и мир грядущий». По словам Рамбана, «в ней заключено все будущее, хотя она и невелика в размерах». То есть в гимне Аазину есть нечто глобальное, поэтому она представляет собой особое наследие, которое нам оставил Моше Рабейну в день своей смерти, и сама Тора велит учить его: «А теперь запиши себе песнь эту, и научи ей сынов Израиля, и вложи ее в уста их, дабы была Мне песнь эта свидетельством о сынах Израиля». А от имени рабби Дов Бера, Великого Магида из Межерича (ученика и преемника Бааль-Шем-Това), нам передано, что каждый еврей должен знать этот гимн буквально наизусть!

Этот гимн дает нам представление о том, как Всевышний смотрит на вещи, и оказывается, что для Него все это – один сценарий, в котором все тайны открыты и известны заранее. Так же и все ухищрения человеческого разума, и будущие события приняты в расчет и исполняют свою роль в этом грандиозном спектакле.

Однако если все открыто и заранее известно, не значит ли это, что мы просто статисты в спектакле, марионетки на ниточках, и у нас нет никакой настоящей свободы выбора? Нет! Это великое чудо, но у нас есть полная свобода выбора и, следовательно, полная ответственность за свои действия, и, тем не менее, Б-гу известновсе. Кроме того, Он принимает самое активное участие в своих проектах!

Это знаменитый парадокс «знания Б-га и выбора человека», о который было сломано так много перьев и авторучек, который, однако, по-прежнему остается вне постижения: Б-г знает все заранее, а мы сами выбираем, как нам поступать в том или ином случае.

От Авнера к «рабби» Авнеру

Вот замечательная история о Рамбане и его ученике, имеющая прямое отношение к этой главе и к упомянутому парадоксу (приводим по книге Седер а-Дорот):

«Один из учеников Рамбана по имени Авнер стал вероотступником. Удача постоянно сопутствовала ему, и спустя какое-то время он превратился в человека, одно имя которого наводило ужас на всех жителей страны. Однажды он велел привести к нему своего бывшего учителя Рамбана в самый разгар Йом Кипура, прямо на его глазах убил свинью, разделал, сварил и съел ее (ну, наверное, не всю?). А после этого он спросил Рамбана: сколько критот («наказаний смертью») он заработал сейчас?

И услышал в ответ: четыре, на что Авнер хвастливо возразил: пять!

Он пытался спорить с Рамбаном, но, увидев его гневное лицо, замолчал, так как в нем проснулся трепет, который он испытывал когда-то по отношению к своему учителю.

В конце встречи, когда Рамбан спросил его, что привело его к решению оставить веру, он ответил, что в этом виноват… сам Рамбан! Однажды Авнер слушал урок Рамбана по главе Аазину, где тот утверждал, что в ней заключены все заповеди и все, что происходит в мире (эти слова Рамбана мы привели выше). И поскольку Авнер счел, что это совершенно немыслимая чушь, и, следовательно, все, чему учит его Рамбан, это такой же бред, он все бросил и стал другим человеком…

Тогда учитель задумался и сказал: я и сейчас утверждаю это, спроси, испытай меня на чем хочешь.

Авнер очень удивился и сказал ему: хорошо! Покажи мне, где там есть мое имя. И ответил Рамбан: будь по-твоему. Он ушел в конец комнаты, молился и просил у Творца озарения. После этого с его уст сошла строфа: “И сказал Я: положу им конец, сотру у людей память о них”. И объяснил, что, соединив третьи буквы из каждого слова в этом стихе в одно слово (אָמַרְתִּי אַפְאֵיהֶם אַשְׁבִּיתָה מֵּאֱנוֹשׁ זִכְרָם), получаем имя «р. (рабби) Авнер» (ראבנר)…

И когда тот услышал это, упал он ниц и вопросил учителя, есть ли средство, что может помочь ему исправить все содеянное?

На что Рамбан ответил: ты слышал, что сказано в этом стихе! И с этими словами он ушел.

Вскоре человек этот взял судно без весел и без команды, поднялся на него и поплыл туда, куда подул ветер, и больше о нем уже никто ничего не слыхал».