11
Jan
2017
doroga

Ахарей мот. Козел отпущения

До Йом Кипура еще далеко, но в недельной главе Ахарей мот («После смерти») мы читаем о служении первосвященника в Храме в самый святой день в году.

Церемония саир ла-Азазель (отправление в пустыню козла отпущения) – одно из уникальнейших явлений, часть храмовой службы в Йом Кипур. Если жертвоприношения вообще представляются довольно далекими от нашего современного мира, то препровождение козла отпущения, – еще более странной традицией. В самом деле, речь идет о «пасынке» в мире святости и жертвоприношения.

Во-первых, все жертвы приносят в Храм и там их «возвышают перед Б-гом», тогда как того козла отправляют из Храма в пустыню. Это выглядит как нарушение мицвы о запрещении шхиты (забоя по Ãлахе), о которой строго предупреждается ниже в этой же главе (!), и возвышения для жертвоприношения вне самого Храма.

Во-вторых, все жертвенные животные забивались коэнами и превращались в корбан («приношение, приближение»; посредством этого угодного Б-гу действия животное «поднимается и приближается» в духовном смысле к Всевышнему), т.е. приближались к Б-гу на жертвеннике в Храме. А козла отпущения просто уводили в пустыню, чтобы обречь на странную смерть «в стране обрывов», без того чтобы с ним выполняли какие-либо из действий, обычных для корбанот. Кроме того, его мог отводить в пустыню любой еврей, а не только коэн (и в Иерусалимском Талмуде даже сказано, что фактически козел не всегда погибал, а иногда просто сбегал вглубь пустыни и оставался жив.

И действительно, рабби Авраам ибн Эзра уточняет: «козел отпущения не является корбаном». Но если он не корбан то что же?

И все-таки он тот, от кого именно зависит в основном искупление этого Святого дня: «И понесет на себе козел все провинности их в страну обрывов».

Еще большее удивление вызывает тот факт, что само отправление козла отпущения в пустыню напоминает обычаи язычников, описываемых в продолжении этой главы: «И чтобы не резали более жертв демонам, за которыми они блудно следуют». Вся церемония с козлом отпущения чрезвычайно похожа на жертвоприношение козла некоему «важному бесу», расположившемуся в пустыне…

Испокон веков гои порицают нас, скалят зубы и показывают на нас пальцем из-за козла отпущения: «Как?! Вы, “монотеисты”, служите одновременно и бесам?!». Мудрецы упоминают этого козла как одну из трех заповедей, ставящих в тупик разум и иррациональностью которых народы мира попрекают нас (наряду с запретом на ношение шаатнеза и мицвой о красной корове.

Царский подарок, который взятка

В чем же заключается секрет столь странной традиции? Ибн Эзра приоткрыл завесу над этой тайной, а Рамбан продолжил разгадку и разъяснение. Мы не будем повторять здесь их слова, так как они есть в книгах и любой может с ними ознакомиться, а пойдем по их следам.

Говоря вкратце, Рамбан объясняет, что тот козел – подачка Б-га «князю – властителю гиблых мест», а на языке Мидраша: «…поэтому давали Самаэлю (другое имя «черного ангела», больше известного как Самех-мем или Сатан) взятку в Йом Кипур» для того, чтобы в конце концов и он замолвил на суде Небесном доброе слово о народе Израиля. Поэтому, – объясняет Рамбан, – сначала козла отпущения ставят перед Всевышним, и тогда его судьба решается жеребьевкой. Тем самым мы демонстрируем, что не служим нечистым силам, а лишь исполняем волю Б-га, который как царь дает подачку своему рабу».