11
Jan
2017
малыш

Ваейце. Тайна и чудо

В недельной главе Ваейце («И вышел») рассказывается о женитьбе праотца Яакова на чужбине и о рождении там за короткий период большинства его детей (за исключением последнего сына Биньямина, родившегося уже в Эрец- Исраэль, просьбу о котором Рахель высказывает намеком еще при рождении Йосефа: «Добавит (йосеф) Всевышний мне и другого сына»).

Семья Яакова называется «совершенный еврейский дом», исключительно из которого происходит народ Израиля, в отличие от семей Авраама и Ицхака, из которых произошли также Ишмаэль и Эйсав, не только не ставшие интегральной частью нашего народа, но и, напротив, оказавшиеся впоследствии родоначальниками других народов. Действительно, понятие дом связано особым образом именно с праотцем Яаковом, начиная с того, что в начале главы Яаков называет Храм «Домом Б-га». И самого Яакова образно называют «домом», и пророк призывает весь народ Израиля: «Дом Яакова, идите! Пойдем со светом Всевышнего [с Торой и заповедями]!» Каждая деталь, упомянутая в этой главе в связи с ростом и развитием «дома» Яакова, имеет большое значение, и на этот раз мы обсудим внутренний смысл отношений Яакова с его женами Рахелью и Леей.

Две матери

Трудно решить, какая из этих женщин является основой дома Яакова. Самому Яакову это ясно – он любит Рахель с самого начала, он хочет, чтобы она была его женой, именно она, и за нее он готов работать семь лет, которые превратились в конце концов в четырнадцать. Лея же входит в дом только благодаря ее отцу Лавану, обманувшему Яакова, и в дальнейшем она также играет роль второй скрипки, как Раши толкует слова «и позвал ]Яаков[ Рахель и Лею» – «сначала Рахель, а затем Лею, так как Рахель была основой дома, и ради нее Яаков служил Лавану». И даже сыновья Леи это признают. Так Боаз, глава суда Иудеи (через много сотен лет), говорит: «как Рахель и как Лея, построившие дом Израиля» – сначала следует Рахель и только потом Лея. Вспомним также, что Лея названа «нелюбимой», по крайней мере, по сравнению с Рахелью!

Тем не менее создается впечатление, что с точки зрения Б-жественного Провидения статус Леи выше, чем Рахели, ведь основной частью еврейского народа в последующих поколениях становятся сыновья именно Леи, составившие несомненное и важнейшее большинство. Например, из колена Леви произойдет Моше, принесший еврейскому народу Закон Б-га – Тору; сыны того же колена будут избраны для службы в Храме – коэны и левиты; колено Йеhуды – носитель вечной короны царства (итак, мы перечислили три короны: короны Торы, короны священства – кеhуны – и короны царства).

Кроме того, после изгнания десяти колен перед разрушением Первого Храма, на протяжении многих поколений большинство потомков Рахели, по сути, не являются неотъемлемой частью народа Израиля, и сегодня еврейский народ представлен в основном потомками Леи (и даже имя еврей, йеhуди, означает «потомок Йеhуды»).

Тем не менее следует помнить, что Рахель и Лея, обе вместе и каждая по отдельности, являются праматерями каждого из нас, независимо от того, от какого колена мы ведем свое происхождение. Каждый еврей, приходящий на могилу Рахели в Бейт-Лехеме или на могилу Леи в Хевроне, в Меарат а-Махпелу (пещеру Патриархов), может действительно почувствовать себя ребенком, который льнет к груди матери, или блудным сыном, возвращающимся к ней (и тем, кому незнакомо это переживание, мы от всего сердца рекомендуем поехать как можно скорее к гробнице Рахели в Бейт-Лехеме или к гробнице Патриархов в Хевроне, а еще лучше – в оба места).

Итак, мы касаемся самих основ еврейского дома, самых глубинных его источников, корней еврейских душ – и обнаруживаем, что они построены на двух стоящих рядом столпах, Рахели и Лее. У каждой из них особое предназначение, без которого никак нельзя обойтись.